Головна / Новини / Дмитрий Андриевский: 10 лет проработав в Киевсовете, я вижу, что многие вещи нужно менять уже в Верховной Раде, - газета "Сегодня"

Дмитрий Андриевский: 10 лет проработав в Киевсовете, я вижу, что многие вещи нужно менять уже в Верховной Раде, - газета "Сегодня"


AKUZ4100Дмитрий Андриевский – не типичный для Украины политик. После 5 минут общения понимаешь, что это честный, дисциплинированный, сильный, надежный и образованный человек.

Наверное, эта особая стать и умение четко излагать мысли в крови от отца-военного. Чувствуется умение «служить, а не прислуживать». 10 лет Андриевский служил жителям Киева как депутат городского совета. Сейчас собирается служить Украине как народный депутат. Избирается по мажоритарному округу №222 (Соломенский район города Киева). К 45 годам Андриевский успел получить ранение в Афганистане, выучиться на отлично в КПИ, быть Ленинским стипендиатом, поработать косарем и кочегаром, на Севере в шахте и организовать свой бизнес. Об этом в интервью газеты "Сегодня" с Дмитрием Андриевским.

- Какие воспоминания из детства? Как отец-военный и мама-врач воспитывали Диму Андриевского?

Д. А.: - Я родился в Приморском крае в поселке Ольга, брат мой – прямо в Японском море, когда маму на кораблике везли в роддом. У Вадима так и записано в паспорте место рождения: Японское море… Мы родились в семье военных, которые служили родине каждый божий день и всегда несли боевое дежурство – и днем, и ночью: отец командовал ротой ПВО на Дальнем Востоке, мама была врачом на полторы ставки.

Детство было замечательным. И воспоминания остались восхитительные: тайга, море, зимой снег по шею, а по субботам – обязательная для всего поселка баня. Жили в деревянных бараках, щели были такие, что руку можно просунуть, все жили одинаково трудно, но дружно.

Это было как раз начало 70-х, ночи проходили под канонаду китайских залпов – на границе постоянно тогда провокации были. В поселке, где стояла рота, был только аскетичный, необходимый минимум для жизни – сообщение с Большой землей было затруднено. Зато мы с братом и друзьями ходили на море – после шторма с японской стороны прибивало много «капиталистических» красочных игрушек. Вот мы и устраивали тогда рейды по берегу – в Союзе не знали тогда, что есть такие игрушки.

А вообще условия были экстремальные. Помню, в поселок повадился как-то тигр зимой: звери стараются искать еду поближе к людям, если голодный год.

- Тяжело быть детьми военных?

Д. А.: - Несмотря на то, что мама родилась в селе Барвенково в Харьковской области, а отец родом из маленького села на Житомирщине, половина нашей жизни прошла в гарнизонах по всему Союзу. Мы как обыкновенная военная семья исколесили весь СССР и другой жизни не знали – я с братом даже не успевали привыкнуть к учителям в новой школе, как нас перебрасывали в другие города. Поэтому воспитывали нас в спартанских условиях. Папа всегда говорил: мы – солдаты Родины, куда скажут, туда и выступаем. Отец для меня непререкаемый авторитет – он прошел путь от рядового солдата до полковника, при этом не имея, кстати, высшего военного образования, постоянно переучиваясь на курсах. Он 35 лет отдал армии. Это был культ службы Родине, и я после первого курса Политеха тоже пошел в армию.

- Вы служили в Афганистане, получили там ранение. Чему научил этот отрезок жизни?

Д. А.: - В Афганистан я попал, когда мне было 19 лет. Армия и Афганистан научили командной работой, взаимодействию в коллективе. Доверие солдат к командиру – понимание, что тебя ни при каких условиях не предадут и не оставят, тогда было колоссальным.

- Вами тогда что двигало? Патриотизм или юношеский максимализм?

Д. А.: - Я с детства знал, что буду служить в армии – тогда был стыд и позор не идти в армию, это было подсудное дело, из нас даже никто не помышлял об этом! После ранения и контузии я лежал в госпитале в Ташкенте, и к нам приехал с концертом Розенбаум. Меня поразило на всю жизнь, как он между песнями общался с нами и повторял: «Вы должны вернуться домой живыми! Это ваш долг!»

- А как в жизнь молодого Андриевского пришли деньги, вернее, желание их зарабатывать? Почему в студенчестве подрабатывали, многие же не напрягались?

Д. А.: - После армии я стал другим человеком. До этого я был не самым дисциплинированным парнем, хромала учеба, по поведению был «неуд», за постоянные проделки в общежитии даже выселили из него. Но после армии дисциплина, чувство коллектива и ответственности привели к тому, что я стал учиться в КПИ на отлично Я даже был Ленинским стипендиатом и на старших курсах в составе стройотрядов объехал всю Чукотку.

- Почему поехали на Север?

Д. А.: - Тогда на Севере очень хорошо платили – условия работы были нечеловеческие. Один полярный день чего стоит?! Заснул – проснулся, а солнце все время в зените. Для нас, жителей средней полосы, это было самое мучительное – мы и головы тряпками обматывали, одеялами окна завешивали, лишь бы не видеть постоянного солнца! (смеется)

Теперь те романтичные времена с друзьями вспоминаем с улыбкой – там, в поселке Беринговское, мы разгружали вагоны, работали в шахтах, были грузчиками в аэропорту и т.д. За лето на Севере мы зарабатывали больше, чем за год в Киеве! По возвращении на учебу наш стройотряд не распадался: зимой я работал кочегаром на киевском вокзале – чтобы вагоны не замерзали, мы топили углем по ночам, как раз на Караваевых Дачах это было.

Чернорабочие хорошо оплачивались, потому что никто не хотел делать эту тяжелейшую работу. Кстати, после армии пригодился еще один навык – я работал косарем и с косой в руках обошел весь район. Это и есть моя первая запись в трудовой: работник по уходу за зелеными насаждениями в родном районе.

Это были хорошие заработки, но с Севера мы возвращались людьми с отличным капиталом – на эти деньги можно было купить квартиру и обставить ее мебелью. Поэтому каждое лето после учебы мы ездили в течении нескольких лет на Чукотку.

- Что толкнуло вас в политику?

Д. А.: - Родной КПИ. Коллектив преподавателей, которые знали меня по возвращении из армии, студенты, в 2002 году предложили выдвинуться на мажоритарных выборах в Киевсовет. Так я пришел в политику, во многом потому, что здесь на округе, на территории КПИ, который я закончил, было совсем все плохо. Я тогда брал на себя обязательства по улучшению ситуации с парком КПИ, и за несколько лет заброшенный лес в центре города, куда в темное время суток и выйти было страшно, мы превратили в излюбленное место отдыха студентов и жителей близлежащих домов.

Такие же мысли у меня сегодня – 10 лет проработав в горсовете, я вижу, что многие вещи нужно менять уже в Верховной Раде. Многие законы, которые сейчас принимаются, просто вредят городу.

- Какие именно?

Д. А.: - Например, бюджетная резолюция, за которую голосуют депутаты Верховной Рады. Согласно этому документу, у Киева изымается в бюджет страны половина подоходного налога. Я считаю, что деньги, собранные на территории, должны на эту территорию работать. Нам есть куда направить эти почти 7 миллиардов гривен – на выплату дотаций детям войны, на надбавки учителям и врачам, на муниципальную надбавку к пенсии, в конце концов! Киев – дорогущий город, и жить в нем на ту же пенсию, что, например, в Житомире, просто невозможно! При этом я уже все посчитал, на все эти выплаты и надбавки нужно всего 3 миллиарда гривен, поэтому это реальная программа – нужно просто перестать грабить киевлян! Еще и останутся средства для ремонта лифтов и подъездов!

- Чем кандидат Д. Андриевский («Батькивщина») отличается от кандидата М. Луцкого (Партия регионов)?

Д. А.: - Кандидат от «Батькивщины» служил в армии, а кандидат от ПР – нет. Кандидат от «Батькивщины» выигрывал мажоритарную кампанию, ему люди уже оказывали доверие, а кандидат от ПР, когда пытался баллотироваться, мажоритарку с треском проиграл. Ну не верят ему люди!

Дальше, кандидат от «Батькивщины» платит самым лучшим студентам КПИ по 1000 гривен в месяц дополнительной стипендии, а кандидат от партии власти – нет.

Я разработал проект решения о 20%-ной надбавке к зарплате учителям, врачам, воспитателям детских садов, а кандидат от власти – нет. Кстати, я пересмотрел возможности киевского бюджета и нашел ресурсы для того, чтобы повысить эти надбавки до 50%!

Кандидат от власти проголосовал за повышение пенсионного возраста для женщин. Я категорически против этого, я никогда бы не проголосовал за то, чтобы женщины работали больше, - ведь у женщин, приходящих с работы, начинается новая смена – стирка, уборка, готовка и т.д.

Я в 2009 году в Киевсовете разработал и вынес на голосование проект решения про мораторий на повышение цен на ЖКХ-тарифы. А он – нет!

И так можно продолжать бесконечно – мы диаметрально противоположные люди, как полюсы, как день и ночь, как правда и ложь. И я уверен: люди понимают, что правда на нашей стороне!



Громадська приймальня:
м. Київ, Металістів, 9
(044) 383-03-41
www.andrievsky.kiev.ua

Приймальня online